Кукла на чайник

Как сделать куклу на чайник

Кукла на чайник своими руками / Warmer doll for teapot (DIY)

https://apblog.com.ua/ Видео урок как сшить куклу грелку. Выполнена кукла в технике скульптурный текстиль ( чулочно каркасная техника).

Мастер-класс кукла-грелка на чайник

В видео вы увидите, как сделать каркас для куклы, как сделать утяжки лица и рук, из чего и как сделать волосы для куклы.

Для изготовления вам понадобиться:

— каркас
— капроновые колготки
— пряжа
— ткань
— ленты
— глазки для кукол
— накладные ресницы
— цветы
— иголки с нитками
— клей

Спасибо за просмотр 🙂

Как сделать куклу — грелку на чайник

Если у вас дома есть немного лоскутков ткани, маленький моточек проволоки и нитки с иголкой, вы можете своими руками сделать такую симпатичную куклу — грелку на чайник. Она добавит уюта вашей кухне.

Как сделать куклу на чайник.mp4

Мария Токарева рассказывает как сделать куклу на чайник, которая будет сохранять тепло вашему чаю. Другие работы мастера, а так же обратная связь в живом журнале mamariti.livejournal.com

Кукла грелка на чайник

Кукла "Солоха", выполненная в кубанском стиле, украсит Ваше чаепитие.

Кукла на чайник, самовар, для интерьера

Куклы грелки на чайник самовар для интерьера. продаются. www.odnoklassniki.ru/mariya.kuklanachayn­ik

мастер-класс кукла на чайник

https://nekludovaplus.ru/ В данном подробном видео мастер поделится с вами процессом изготовления куклы на чайник, которую сможет сделать любая рукодельница в домашних условиях.https://nekludovaplus.ru/

Как сделать для куклы ЧАЙНИК, МИКРОВОЛНОВКУ, ВЕШАЛКУ How to make doll MAKER, MICROWAVE, HANGER

Как сделать для куклы ЧАЙНИК, МИКРОВОЛНОВКУ, ВЕШАЛКУ Как сделать для куклы ЧАЙНИК, МИКРОВОЛНОВКУ, ВЕШАЛКУ Как сделать для куклы ЧАЙНИК, МИКРОВОЛНОВКУ, ВЕШАЛКУ Как сделать для куклы ЧАЙНИК, МИКРОВОЛНОВКУ, ВЕШАЛКУ Как сделать для куклы ЧАЙНИК, МИКРОВОЛНОВКУ, ВЕШАЛКУ 怎么做的洋娃娃的创造者微波炉还有衣架 怎么做的洋娃娃的创造者微波炉还有衣架 怎么做的洋娃娃的创造者微波炉还有衣架 怎么做的洋娃娃的创造者微波炉还有衣架 怎么做的洋娃娃的创造者微波炉还有衣架 How to make doll MAKER, MICROWAVE, HANGER How to make doll MAKER, MICROWAVE, HANGER How to make doll MAKER, MICROWAVE, HANGER How to make doll MAKER, MICROWAVE, HANGER How to make doll MAKER, MICROWAVE, HANGER как сделать,самоделушки,
мебель для кукол,
одежда для кукол,
обувь для кукол,
шапка для кукол,
платье для кукол,
кровать для кукол,
диван для кукол,блек рози,
одежда для монстер хай,
одежда для барби,
холодильник для кукол,
сапоги для кукол,
стол для кукол,стул для кукол,
майфрогистаф,мили ванили,
как легко, как нарисовать,
как просто, как украсить,
как сшить,

МК Лаврентьевой Е. по созданию каркасной куклы часть 1

По этому МК вы сможете сделать каркасную куклу в скульптурно-текстильной (чулочной) технике

Как сделать чайник и чашки для кукол. How to make a teapot and a cup for a doll.

Как сделать посуду для кукол. Теперь куклы смогут пить чай. Сделаем чайник и чашку. Для этого нужна цветная бумага, клей, трубочка, линейка и ручка. How to make dishes for dolls. Today we will make a teapot and a cup for your dolls. Take color paper, glue, straw, ruler and a pen.

Умывальник для кукол. Как сделать ?

Умывальник для кукол. Как сделать ?
Мастер-класс эксклюзивно для канала Angelville
Автор- https://www.youtube.com/channel/UCS5X…
**************
◓Я Вк — https://vk.com/elenasudacova
◓Instagram — https://instagram.com/mualand
◓Twitter — https://twitter.com/elenasudacova
◓Группа Вк — https://vk.com/mualand

Музыка из видео:
► Фонотека YouTube
► https://incompetech.com/
ВСЕМ ДОБРА И СПАСИБО ЗА ПРОСМОТР!!!

We sew doll author Vera — a hot water bottle on kettle

: #Шитье

Баба на чайник

Сказ про бабу и самовар

Татьяна Ананьина

Как-то вечерком чаевничали мы по обыкновению со своим благоверным. Пироги были пышные,а  беседа задушевной. Все бы хорошо, да только подумалось нам, что для полного  счастья не хватает самовара.

Стали мы вспоминать — вроде  был он  у родителей, да при переездах куда-то  запропастился.  Матушке подарили, а мы к нему так  и не привыкли.

И пошла баба, то есть я за самоваром  на базар виртуальный, конечно, где  в наше время и черта, как говорится, лысого купить можно. Решено было, что самовар нужен непременно тульский. Оказалось, что  не иссякла земля тульская умельцами, разбежались глаза  от разнообразия и красоты неимоверной. Один самовар лучше другого.
 
Охота, как говорится, пуще неволи —  самовар понадобился непременно старинный, с клеймом, медалями, но не ведерный, а литра на три. Долгие поиски увенчались успехом. Прислали коробейники столичные нам фотопортрет самовара,  мы им в ответ денежки, а транспортная компания доставила прямо к порогу заветную коробочку. Коробочка показалась нам диковинной- беленькая, аккуратненькая с красивой картинкой самоварной.

С трепетом и волнением  будто сокровище невиданное самовар был  извлечен из транспортной упаковки и   водружен на стол. И нашему взору предстало чудо творения рук человеческих. 

Самовар блистал. В  его отполированных боках как в зеркале можно было увидеть собственное отражение. Он был цвета шампанского. Под увеличительным стеклом мы долго рассматривали медали выставок, клеймо семейства Баташёвых, потом сидели  и в тихом восторге любовались этим произведением искусства, размышляя о том, какова же была его история, в каких семьях за 100 лет   он мог побывать. Новому жильцу было найдено место в гостиной, а баба- то есть я- нашла ему старинную салфетку, которая прикрывала бы его от лучей солнца.

Надо заметить, что в силу своей дотошности я решила, что раз есть самовар, так надо обязательно изучить историю самоваров, их разновидности, историю рода Баташёвых известных производителей самоваров Российской государства в XVIII-XIX веках. А также я решила, что для чаепития непременно нужна будет косоворотка, сарафан и блюдца.

Наконец, настал самый важный момент. Вода  в самовар была налита, и  мы стали прислушиваться к происходящему внутри.  Сначала была тишина, а  потом он «запел»- заурчал, забулькал, будто ожил. Наверх был помещен заварной чайник. И вот из краника с ажурной ручкой  в чашку полилась вода.
Чай на этот раз был необыкновенный. Я поняла, что самовар создает удивительную атмосферу. Он нагревается  и согревает воздух вокруг себя, поэтому за столом даже теплее, чем в комнате. От  его тепла становится теплее и спокойнее на душе. 

Скоро представился  и случай продемонстрировать  наше приобретение  гостю. Вечер завершился  в атмосфере всеобщего благостного настроения. Пребывала в нем и баба, то есть я. Гость ушел, а хозяевам захотелось продолжить церемонию. Баба, то есть я в состоянии эйфории включила самовар. Через некоторое время послышались странные звуки не «певческие» самоварные, а какие- то более привычные без художества. И тут бабу, то есть меня прошиб пот.

Включенным оказался обычный электрический чайник с водой, в самоваре же воды не было. Даже своим женским умом баба, то есть я  понимала, что самовар вышел из строя, но по русской привычке надеялась, авось пронесет.

Но, увы не пронесло. А умельцев-то самоварных в наших краях и нет. Пришлось бабе- то есть мне —  плакаться столичным коробейникам. На что те бодренько сказали: «Везите его к нам, починим».

Обрадовалась я и стала собирать самовар в дальнюю дорогу, запеленала  его в специальный упаковочный материал.  В довершении  процедуры  отправила я коробейникам фото- мол, смотрите. Теперь не страшны самовару транспортные виражи.

Через некоторое время коробейники сообщили, что хоть и поломка не очень серьезная, но все же они решили для пущей надежности отправить самовар  в руки   тульских мастеров.
Баба, то есть я даже прослезилась от такой заботы, и подумала: «Надо же какие люди хорошие есть на белом свете».

8000 километров в одну сторону, 8000 километров в другую — и вот настал счастливый день возвращения самовара. Транспортная компания доставила уже знакомую аккуратненькую коробочку. Самовар был извлечен из нее и водружен на стол и- дежавю.

Бабу, то есть меня опять прошиб пот: Федот — да не тот. Вроде тот же самовар, но что- то в нем не так.  И увидела баба, то есть я, что детальки  у самовара другие, и краник другой,   и цвет самовара другой. Страшная догадка о подмене пронзила бабу, то есть меня. Звонок коробейникам не только не развеял сомнения, а еще больше их укрепил. Коробейники  живописно стали рассказывать, что  в дороге и краник сломался, и ручки пришлось заменить, а сам самовар тот же. А если мол,  он не нравится вам, то    и возвращайте его  назад.

И вот тут заплакала баба, то  есть я горючими слезами. Неужто   люди хорошие лихими оказались. Ведь не сказали сразу при получении о поломках.  Неужто  схитрить решили?

Утерла  баба, то есть я слезы, погладила рукой новый самовар,  а потом и стол накрыла. В прощеное воскресение чаепитие с блинами удалось на славу, и полюбила баба, то есть я новый самовар пуще старого.

Так, что теперь баба, то есть я знает, что  инструкции для того и написаны, чтобы их соблюдать. Тогда слезы лить не придется, зато скучновато будет однако.

© Copyright: Татьяна Ананьина, 2018
Свидетельство о публикации №218030700219

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Татьяна Ананьина

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Татьяна Ананьина

Баба на чайник

Как известно, уют в любом доме создают именно милые сердцу мелочи, особенно те, что сделаны своими руками. Предлагаем создать кухонный аксессуар, традиционный для славян — бабу на чайник. Такой грелкой накрывают заварник, чтобы чай дольше оставался горячим.

Баба на чайник своими руками – материалы

Для создания несложной грелки в виде бабы, а точнее куклы, нам понадобятся:

  • отрезы цветной и белой ткани;
  • кукла, можно старую;
  • старое одеяло или синтепон;
  • нитки в тон;
  • резинка.

Кукла на чайник — мастер класс

В начале работы следует подготовить верхнюю часть грелки:

  1. У куклы отрежьте туловище по талии и чуть выше. Для нее затем из белой хлопковой ткани следует сшить рубашку, например, по приложенной ниже выкройке.
  2. Рукава могут быть длиннее. Нижние края рубашки необходимо затолкать внутрь туловища куклы и сшить между собой.
  3. Далее в МК грелки на чайник нужно заняться пошивом верхней юбки и подъюбника. Последний шьем из белой ткани. Его кроим из прямоугольника, длинная сторона которого равняется объему вашего чайника, а узкая – его двойной высоте. Добавьте еще несколько сантиметров на швы.
  4. Прямоугольник складываем пополам, вовнутрь кладем утепляющий материал (отрез одеяла, синтепона), прострачиваем верхнюю часть в одну нить. Эту нить затем стягиваем, получаем пышный подъюбник.
  5. Верхнюю юбку шьем цветной ткани. Ширина ее должна значительно превышать ширину подъюбника, а длина – быть больше на 2,5-3 см. Нижний край изделия подгибаем на 0,5 см и прострачиваем. Верхний край заготовки подгибаем на 1-1,5 см, прострачиваем, создавая таким образом кулиску.
  6. К изнаночной стороне юбки прикладываем подъюбник и сшиваем их между собой чуть ниже кулиски. Затем соединяем боковые края каждой юбки отдельно. Переворачиваем заготовку на лицевую сторону, вдеваем в кулиску резинку.
  7. К юбке пришиваем две лямки, получаем таким образом сарафан. Осталось лишь сшить для куклы- грелки на чайник косынку.

Тропа здоровья

Наташа Лазарева

          Вообще-то, на эти три дня у меня было много чего запланировано. Но дела вдруг начали отваливаться, как хвосты у напуганных ящериц.
          Едва я вошла в кабинет, зазвонил телефон: «Здравствуйте, это Сестрорецкая библиотека. Вы к нам завтра не приезжайте, у нас внеплановое мероприятьице нарисовалось. Мы Вам перезвоним через пару месяцев». Искренне надеюсь, что через пару месяцев они про меня позабудут.
          Потом позвонили из Музея воды и сказали, что тема намеченной выставки изменилась, и послезавтра к ним ехать не надо. Обидно и досадно, ну да ладно.
          Следующий звонок ставил в известность, что в Пушкинском музее заболела хранительница фондов. Вожделенное посещение запасников отодвинулось, как минимум, на неделю. 
          Я включила чайник, развернула газету с недобитым эстонским кроссвордом, сунула в рот конфету и задумалась. Три дня дома или три дня на работе – без разницы, я этого не вынесу.
          Я достала из сумочки красное, с золотым тиснением, удостоверение члена Российского творческого Союза работников культуры, по которому можно бесплатно пройти в любой музей.  Раньше я мало ходила в музеи, но с тех пор, как ежегодный взнос вырос до 400 рублей, стала упорно «отбивать» кровные денежки, посещая подряд все выставки.
          Завтра пойду в музей. Послезавтра пойду в музей. Послепослезавтра… А если позвонить Оле, в Павловск? У меня два года лежат её книги, которые она неосторожно дала мне почитать. Скажу, что привезу книги, Оля обрадуется, накормит, напоит, спать уложит…
          Хотя в Павловск… Зимой…
          В прошлом году я приезжала к Оле зимой. Мы пошли в парк, и тут оказалось, что моя заветная корочка осталась дома. Оля порывалась за меня заплатить, но я возразила: «В каждом заборе есть дырка. Ты проходи и двигайся с той стороны, а я пойду с этой. Где-нибудь пролезу».
          Коньячок из прихваченной для профилактики простуды фляги уже возымел некоторое действие. Оля оценивающе прищурилась на билетёршу, на бесконечный железный частокол и сообщила: «Товарищей в беде бросать нельзя. Я полезу с тобой». 
          И мы пошли искать дырку. Как ни странно, дырки не было, но на повороте, на сваренном под прямым углом стыке, получилась своеобразная ступенька. Её крепость и удобство подтверждала  широкая народная тропа, проложенная от ограды вглубь парка.  Мы решили пропустить мимо трёх молоденьких красивых девчонок. Молоденькие и красивые замерли в метре от нас. Оля кашлянула и подмигнула подружкам: «Ну что, полезем?» Девчонки заулыбались. «Тогда, за успех!» — Оля раскрутила флягу. Девчонки не отказались.
          Они полезли первыми, сняв яркие курточки и просунув их между прутов. Мы наблюдали за процессом.
          Я кинула куртку на снег за оградой и через минуту присоединилась к молодёжи. Оля сняла длиннополую норковую шубу, встряхнула и аккуратно повесила на остриё пики. На ограде Олю разобрал смех. Она висела наверху – одна нога в парке, другая – над оледенелым тротуаром, и заливалась: «Нет, ну это надо же! Видели бы меня наши сотрудники! Я, ха-ха-ха, заслуженный и … ох-хо-ха-ха… почётный, это… ой, не могу! Да помоги ты, член Союза тоже, не видишь, зацепилась, люди же смотрят, неудобно!»
          Люди, они же павловцы, вполне равнодушно относились к нашему развлечению. Я помогла Оле, только сначала запечатлела на плёнке незабываемый момент.
          Летом в Павловске, конечно, лучше.

          Я дотронулась до телефона, в ту же секунду он взорвался резким звонком. От неожиданности дыхание перехватило, трубка шлёпнулась на стол и запищала: «Алё! Алё! Алё-о!!!» Я выдохнула и отозвалась: «Да. Слушаю».
          Это было приглашение поучаствовать в программе «Тропа здоровья». Три дня проживания в ДОЛ «Дружных», под Зеленогорском. Отдельные номера-квартиры. Лыжи. Санки. Баня. Сауна. Спортзал. Культурная программа. Мне отведена роль фотокорреспондента, заодно надо провести литературный вечер и мастер-класс. Сбор завтра, в 10 утра, у метро.
         
          Народ подтягивался к автобусу нехотя. Папы, мамы, дети. Невыспавшиеся, помятые. Огромный мужик в васильковом полупальто, пика моды начала 80-х, подсадил на подножку еле живого дедка, придал ему ускорение, зло толканув в спину, резко развернулся и исчез. Дедок, дохнув крутым перегаром, успел разлепить заплывшие глазёнки и чудом поймал поручень. К дедку метнулась молчаливая бабка, подхватила и поволокла куда-то на задние сиденья. Да-а… Этому кадру без «Тропы здоровья» не обойтись.
          Ехали недолго и весело. Солнце светило, пили за знакомство, за городом, улучив момент, сиганул через трассу заяц,  вильнув длинноногим задом и прижав уши.
          Водитель уверял, что знает, куда ехать. Но сначала он пропустил указатель поворота, потом забыл девочек, попросившихся «подышать воздухом», а потом заблудился на территории огромного – 23 гектара!– лагеря.
          Несколько человек названивали по сотовым. Водила вяло отругивался от ценных указаний прицепившегося к нему бывшего танкиста: «Да не поеду я туда! Я там застряну!» — «Поехали!» — «Не поеду!» — «Проедешь!» — «Застряну!» — «Не застрянешь!» Всё-таки застрял. Боковое зеркало сбило сосновой веткой. В дверь постучали. Тощий бородатый мужичок в тёмно-синем ватнике, сплошь покрытом чёрными трафаретами иероглифов, указал верный путь. Автобус натужно дёрнулся, пошёл-пошёл по колее и доставил жаждущих оздоровиться к жилым корпусам.
         
          Возле корпусов нас ожидала целая делегация. Местный Сусанин выпал наружу, и я с изумлением увидела на рукаве засаленной фуфайки новёхонький кожаный герб Пскова.
          После переклички семьи рванули по квартирам. Завхоз, вручая мне ключ, сказала: «Вам в 11-ю. Потом подселим кого-нибудь, а пока одна поживёте» — «А можно не «пока», а на всё время? Пожалуйста! Пожалейте меня: на работе — толпа, дома — толпа. Я выспаться хочу…» Женщина усмехнулась: «Хорошо. Спите спокойно».
          Я порысила ко второму подъезду. Как оказалось, кроме людей в подъезде жили собаки: два дворянина и два спаниеля. Первый подъезд оккупировали кошки.

          После обеда я пристроилась к очереди за спортинвентарём и выбрала узкие пластиковые лыжи и жёлтые палки с красными ремешками. У выхода меня остановил танкист-путеводитель: «Ну что, девушка, идём водку пить?» — «Да нет, я на лыжах…» — «Да ладно, какие лыжи?! У нас ящик водки есть!» Мне стало любопытно: «А какая водка?» Танкист насторожился: «Сними очки, глаза видеть хочу!» Я лихо сдёрнула с носа солнцезащитные «Гуччи»: «Нравятся?» — «Порядок! Водка — хорошая. Не «Флагман» и не «Охта». Мы всякую дрянь не употребляем». – «Это наводит на позитивные мысли. Так какая водка?» Танкист загрустил: «Не знаю. Мужики сейчас привезут». Я обошла компанейского товарища с правого бока. Всё-таки, лучше пойду, покатаюсь. 
          Мечты о вылазке в сказочный лес, не испоганенный толпами пионеров, напоролись на толстый лёд внутри ботинок.
          Я поставила ботинки на батарею парового отопления на кухне и завалилась в койку. К полднику меня разбудила лагерная обслуга, обходившая вновьприбывших, с трогательной заботой выясняя, всё ли в порядке, и желая приятного отдыха.
         
          Из столовой я направилась на залив. Пешком.
          Вернувшиеся с лыжни соседи махнули рукой в сторону юго-запада: «Залив, точно, там! Мы пошли туда (мах на запад), но там лес. Завтра пойдём правильно».
          Ну что ж, приятная прогулка до ужина – это чудесно! От расчищенной дорожки за забор тянулась лыжня, теряясь между сосен.
          Через полчаса войны с сугробами, преодолев глубокий ров, я оказалось перед  заброшенными трамплинами, обнесёнными зияющей дырами рабицей.
          Солнце наливалось кровью, расплёскивая по снегу красные размытые полосы.
          Выпитый на полднике компот с добавкой ставил организм перед фактом: «Срочно надо в туалет». Туалета в лесу не было. Осмотревшись, я приметила огромные камни, за которыми вполне можно было спрятаться. Но за камнями, явно обработанными человеком, обнаружилось нагромождение глыб и большой деревянный крест, подпалённый в нескольких местах. Привинченная к камню табличка гласила, что здесь – Марьина гора, святое место, разрушенная церковь и кладбище. Таинственный файерман жирно вывел головешкой поперёк текста: «В огонь!», и нарисовал какие-то знаки.
          Я прочла «Отче наш», погладила разбитые стены. Куда дальше?
          Лагерные аборигены уверяли, что до залива 15 минут. Я покосилась на  трамплины и направилась к лазу. Чтобы проникнуть за сетку, пришлось встать на четвереньки – собаки дыру грызли, что ли?
          Железная дверь на железную лестницу беззвучно распахнулась. Путь наверх был прост и страшен. Снег падал сквозь проржавевшие пруты. Земля наглядно удалялась с каждой секундой.
          Куда меня несёт?
          С середины подъёма открылась великолепная панорама. Тяжёлое рубиновое солнце дрожало над самым лесом. Над высоким лесом. Над бескрайним лесом. Залива не было нигде.
          Я посмотрела на лестницу, ведущую в небо. Именно в небо, потому что ржавая конструкция заканчивалась ничем. Я бы даже полезла туда, но дверь, накрепко закрученная гранёной скобой, подвиг отменяла.
          Ах, так?! Пойду, съеду вниз. До ската – несколько метров над пропастью. Такая же решётка – на железнодорожном мосту через Вуоксу. Там у меня даже голова закружилась от созерцания потока, столетиями пляшущего над раскорёженными валунами. Но там – действующий мост, а здесь – забытый трамплин над кладбищем, и вокруг – никого. Происходящее до того походило на триллер, что появись в поле зрения человек или хоть старый лагерный спаниель, я бы свихнулась в один момент.
          Солнце потемнело и завалилось за лес.
          Трамплинный спуск, покрытый слежавшимся снегом, не обещал весёлого катания. Скорее, тут можно было бы рыть окопы. Я пофотографировала окрестности и слезла вниз в обратном порядке. В лагерь вернулась в сумерках. Дворник, укладывавший почти игрушечную лопату на мини-экскаватор, сообщил, что до залива проще добраться по шоссе, но лучше сесть на маршрутку.
          Ноги замёрзли. В номере я подтянула масляный радиатор к кровати и улеглась, прислонив ступни к быстро нагревающейся поверхности. Ноги медленно отходили. Хотелось плакать.

          Ужин, игры с массовиком-затейником, ввалившиеся в столовую опоздавшие, вопящие с порога: «Наши выиграли у шведов 5:0!» — «Ур-ра!!!» Звонок дочки: «Мама, ты где? Да? Прикольно. А когда приедешь? Когда?! Ничего себе!» Вечер у телевизора.
          Ночью проснулась от боли. Большие пальцы на ногах, казалось, отваливались. Особенно на правой. Наверное, я их обморозила — сейчас меня увезут в больницу и их отрежут.
          Я включила свет, сняла носки. Вот интересно, как должны выглядеть обмороженные пальцы? Мои выглядели как обычно, только болели. Я поскулила, зарылась под одеяла и уснула.

          Утром, пялясь в балконное окно, я поняла, что мне здесь нравится: складки на тюле прекрасно сочетались с вытянутыми в струну стволами сосен. И кругом – белое. 
          После душа проверила лыжные ботинки. Они высохли, но, оказалось, что одна лыжа сломана. После завтрака поменяю и — к заливу!
          Второй день лагерный рацион радовал воспоминаниями о пионерском детстве. Наверное, поваров общепита где-то специально разводят, на секретной базе, и на них не влияют никакие внешние и внутренние экономические, политические и прочие факторы. Невероятно вкусная пшённая каша, чай без сахара (какое счастье! сахарный песок для желающих – в пиалушке), бутерброды с сыром, масло неровными кусочками на отдельной тарелке почти уверили, что сейчас включится местное радио, и хрипловатый горн проиграет: «Бе-ри лож-ку, бе-ри хлеб, со-би-рай-ся на обед!». Вместо горна вежливо улыбающаяся организатор «Тропы» сообщила мне, что сейчас надо идти в спортзал, фотографировать народ, приобщающийся к различным видам спорта: настольному теннису и калланетике.
          Лыжи я всё-таки поменяла. Взяла деревянные, безумно-жёлтые, с кислотно-розовыми надписями, как раз в тон моему пуховику. Покатаюсь после обеда. 
          Мы сидели в спортзале вдвоём с инструктором по здоровому образу жизни, и она, от нечего делать, показывала мне элементы японской гимнастики по подготовке к родам.
          Через час стало ясно, что никто не придёт. Я пошла к малышне на горку. Скучные дети поведали, что все взрослые – в бане. Они, кстати, и вчера всё свободное время парились. Стало завидно. Я баню не переношу.

          На обеде я предвкушала пробег к заливу, даже решила пожертвовать полдником. Но мне сказали, что должны приехать представители власти, и, чтоб народ не разбежался, мастер-класс придётся провести сейчас. Народ выслушал объявление о мастер-классе и разбежался. Остались дети и несколько мамочек. Мастер-класс прошёл на ура.
          Когда приехали представители власти, взрослых отдыхающих в срочном порядке выгоняли из бани. Я была заинтригована. Может, здесь баня особенная? Сходить, что ли?
          Общение с властью перетекло в полдник. Ладно, до ужина есть время, вечер в лесу всегда особенно красив и загадочен.
          На полднике мне сообщили, что массовик-затейник куда-то пропал, в связи с этим литературный вечер придётся провести сейчас. Отсутствие затейника не удивляло: в программе отдыха значились такие развлечения, как «Лучший снеговик» и «Взятие снежного городка». Снег же походил на пудру и не скатывался в комочек даже в ладони. Если подумать, игры на воздухе обрели бы свою прелесть – но это, если подумать. На стадионе можно было бы вытаптывать картины – у кого лучше, или выкопать лабиринт с призом в центре. Но этими идеями я с ленивым Ванечкой не поделюсь.
          Литературный вечер прошёл на ура.
          На ужине ко мне подошла хозяйка лагеря и предложила работать у них летом. Отдельное проживание. На всём готовом. Плюс зарплата. Залив где-то рядом. Лес. Свежий воздух. Баня.

Кукла на чайник — мастер-класс

Сауна. Мероприятия. Экскурсии. Рейсовый автобус до Питера.
          
          Редко случаются такие лета, когда я работаю. Летом я – птица вольная. Маюсь от скуки, дрыхну до полудня, иногда мотаюсь на дачу, посещаю привычно-любимые места: Псков, Изборск, Печоры, Струги Красные, Новгород, Гатчину, Выборг, Зеленогорск, Пушкин, Павловск, Петродворец – единственное, кстати, место, прекрасное при любой погоде. В Пскове хорошо в любое время года, но только в ясную погоду. В Новгороде зимой делать нечего, и в дождь делать нечего. В Изборске и Печорах хорошо, когда тепло, даже – очень тепло, а вот дождь там как святая вода, всегда кстати. Я мысленно унеслась к волшебным источникам, но тут появился Ванечка и объявил, что после ужина будет дискотека. Это — для тинейджеров. Тем более, что по телевизору чуть не круглосуточно Олимпиаду показывают. Я не болею за нашу сборную после развала СССР, но чудненько засыпаю под бормотание комментаторов.
         
          Ночью мне снился странный сон. Я шла из лагеря домой через лес. За мной увязалась женщина, облик которой всё время менялся, оставалась только суть – это была хорошо знакомая женщина, весьма мне досадившая и исключённая из списка подруг.
          Спускаясь в ров перед трамплином, я увидела в просвете между деревьями бурого медведя чудовищных размеров. Мощный, убийственно красивый зверь, покрытый густой лоснящейся шерстью, смотрел прямо на меня. Его мокрый нос шевелился, пасть раскрывалась, словно он хотел рявкнуть: «А вот и ты!» Медведь спускался ко мне с другого края рва, его мускулы перекатывались под рыжей шкурой – он был великолепен.
          Я дёрнула подругу, приобрёвшую личину Аньки, и заорала: «Бежим!» Она потянулась за мной, ломаная и рыхлая, как тряпичная кукла. Треск кустов жёг пятки. Мы потеряли ориентиры, выскочили в какой-то посёлок и кинулись к магазину.
          Вдруг затрубил слон. Я оглянулась. Горизонтальную плоскость сна заполняла волнующаяся толпа. Из затопившего шоссе залива, ещё влажный, облитый солнечным светом и божественным внутренним сиянием, выходил Ганеша. Его бивни, гладкие и острые, выдавались далеко вперёд, их плавно-изогнутые линии вызывали желание повисеть на них, как на турнике, или посидеть, как на дереве.
          Гигантский, с трёхэтажный дом, слон задрал хобот и возвестил: «Я пришёл из Америки. Со мной пришёл медведь. Мы ищем того, кто спасёт мир. Сейчас великий Властелин колец укажет на спасителя. Он здесь!»
          Кто — здесь? Спаситель? Властелин?
          Толпу разрезало. В гору легко поднимался высокий мужчина неопределённого возраста. Он был сед, коротко, под ёжик, стрижен. В длинных домотканых одеждах, с обязательным посохом. Впереди него неслось: «Властелин!» Люди тянулись к нему, но их буквально отбрасывало направо и налево, ровнёхонько на полтора метра, освобождая для странника чистый путь.
          Властелин подошёл ко мне. От него потрясающе вкусно пахло дождём и дорогим парфюмом. Я вежливо поздоровалась. Властелин приказал: «Посмотри мне в глаза». Его глаза были отражением моих – зелёные в жёлто-рыжую крапинку, но при этом абсолютно бесстыжие и хитрые.
          Властелин положил правую ладонь на моё левое плечо, приблизился почти вплотную и шепнул: «Ничего не бойся». Его глаза хохотали от восторга. Он влепил мне в губы смачную безешку и продолжил: «Всё будет хорошо!» «Кто бы сомневался», — подумала я, ощутив новый, совсем не успокоительный поцелуй, и проснулась.
          Тюль и сосны по-прежнему замечательно сочетались.
          Рановато проснулась. Включила «Евроньюс» на «Культуре», заварила чай, облизнулась на шоколадку – жизнь хороша!   

          Иду на залив.
          Позавтракавшие лыжники, толпясь перед корпусами, делились впечатлениями о поисках залива. Только одна семья уверяла, что нашла его. Им никто не поверил, и лыжники разбежались в разные стороны. Я устремилась за теми, кто нашёл, но безнадёжно отстала. В наше время лыжи были другими. Даже палки были другими. Ноги разъезжались, но ботинки крепко держались в креплениях. Потихоньку приноровившись к современной конструкции, я через четверть часа почувствовала лыжню и радостно понеслась за территорию.
          На залив, конечно, не поехала. Смирилась с мыслью, что увижу его только в окно автобуса на обратной дороге. Каталась вокруг лагеря, и по лагерю, и по лесу, но недалеко.
          Спортинвентарь следовало сдать до обеда. Разомлев от счастья, подобрала у КПП сломанную ветку сосны, подумала: «На память», но тут же  выбросила. Зачем она мне?
          Отъезд проходил стремительно. Люди словно вспомнили, что им надо домой.  В 14-00 корпуса опустели, как будто там никто и не жил. Я предложила сделать остановку у залива. Народ поддержал, водитель согласился.
          Пока сплотившийся коллектив извлекал из заначек шампанское, я бегала по льду, кувыркаясь в сугробах. Боже, как я люблю Финский залив! Зимой и летом, в солнце и непогоду, даже подыхая от морской болезни – всё равно, люблю! С шести лет, с тех пор, как впервые попала в пионерлагерь «Солнечный».
          В прошлом году я купила у Аркадия Алексеевича Кузьмина картину с видом залива, написанную им 40 лет назад. Залив не изменился. Когда я смотрю на полотно, мне кажется, что вот-вот, сейчас, из-за левого края рамы, выскочит на берег девочка Наташка в весёленьком ситцевом сарафанчике, скинет сандалии,  попробует ногой воду и, воровато оглядываясь – опять сбежала с тихого часа – быстро разденется и побредёт по мелководью в поисках глубины. Времени в запасе у неё так мало – всего час, и так много – целая жизнь.

© Copyright: Наташа Лазарева, 2010
Свидетельство о публикации №210100400399

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Наташа Лазарева

Рецензии

Написать рецензию

Вы замечательный рассказчик, "девочка Наташка"! А последний абзац — восторг! С уважением,

Виктория Советская   24.06.2016 11:16     Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Виктория, спасибо)))

Наташа Лазарева   25.06.2016 14:31   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Наташа Лазарева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *